Городские новости, Областные новости

Инвестор-98: каким путем получать свои деньги?

Всё течёт и всё меняется … Меняется наш уклад рассмотрения уголовного дела в отношении восьми фигурантов ПК «ПС «Инвестор-98». Судья Новочеркасского городского суда совместно с государственным обвинителем прокуратуры города Новочеркасска предпринимают все мыслимые и немыслимые действия, чтобы ускорить темп рассмотрения уголовного дела, не желая завещать такое дело потомкам и последователям. Придать делу ускорение помогает вырабатывание тактики типичных вопросов и ожидаемых ответов: В каком году Вы стали пайщиком ПК «ПС «Инветор-98»? Заключали ли Вы договора с Кооперативом? Добровольно ли вносили деньги? Забирали ли Вы проценты от суммы вкладов ежемесячно? Присутствовали ли Вы на собраниях Кооператива?

 

Обвиняемые и их адвокаты тоже демонстрируют системность поступков, задавая одни и те же вопросы. Так, притираясь друг к другу, в ближайшем будущем растеряют свой пыл обманутые вкладчики, перестанут выкрикивать: «Высшую меру!». Да и вопросы обвиняемых, в частности мадам Черенковой Г.И. (из-за которой некоторые потерпевшие стремятся отложить в долгий

ящик выступление в суде), становятся менее эмоциональными и красноречивыми.

 

Как на работу будут ходить обвиняемые в процесс по несколько раз в неделю, если суд возьмётся с максимальным рвением за рассмотрение дела и всё же примет решение об усилении частоты заседаний. На сегодняшний день мы можем видеть положительную тенденцию в слушаниях —

по 12 опросов потерпевших в последних двух заседаниях.

 

29 марта в последнем судебном заседании суд опросил только 9 потерпевших и закончил слушание около 4 часов дня. Причина короткого рабочего дня оказалась банальна — неявка потерпевших. Это было первое заседание, когда суд пригласил к себе на опрос потерпевших по повесткам, не принимая во внимание заявки бывших пайщиков на «5 минут славы» в зале суда.

 

Ранее инициативная группа злополучного Кооператива, желая помочь суду, предлагала список приглашённых в процесс, изъявивших желание. Почтенные старушки слёзно просили секретариат суда и государственного обвинителя позвать их в процесс, поскольку многие ссылались на плохое самочувствие и явную неуверенность дожить до конца рассмотрения дела. Так в суде набивались целые залы готовых выступить граждан, с заблаговременно подготовленными текстами монологов.

 

Впоследствии суд перестал учитывать пожелание потерпевших при формировании списков для вызова. Может, повлияло поведение пайщиков, их неорганизованность, крики в зале, может отводы и оскорбления в адрес суда и прокуратуры, но в последнем слушании некоторые вызванные не явились по повесткам, а на поступающие предложения из зала» «Опросите меня!», суд реагировал достаточно сухо, отказывая в опросе. Не стоит забывать, что на одном альтруизме не выехать, желающих рассказать свою историю про себя и ПК «ПС «Инвестор-98» хватает, но и суду нужно для каждого потерпевшего поднять соответствующий том дела, найти его документы и протоколы опроса.

 

В большей степени меня волнует ни работа суда, ни его процедурные манипуляции, а место бывших пайщиков в круговерти из правовых конструкций.

 

Желая вернуть потерянные деньги, бывшие пайщики стали хорошими специалистами в области правовой защиты своих нарушенных прав. Вспоминаю отделения почтовой связи в период процедуры наблюдения в отношении ПК «ПС «Инвестор-98», когда в течении короткого срока пайщики направляли письма в Арбитраж, желая попасть в реестр кредиторов Кооператива. Все почтампты города были забиты людьми, среди которых без труда можно было получить консультацию по интересующему тебя вопросу. Все строили планы и считали сроки возврата

денег Кооперативом, исчисляли упущенную выгоду, надеясь что одно письмо в суд расставит всё по своим местам.

 

В срезе имеющейся ситуации, это была сказка об утерянном времени. Бывшие пайщики в 2012 году — это многоликие участники всех возможных процессов: и уголовного, и арбитражного, и гражданско-правового. Как кредиторы в условиях банкротства, бывшие пайщики вправе получить свои деньги после снятия ареста и реализации конкурсной массы Кооператива. Как потерпевшие в уголовном процессе, бывшие пайщики вправе после решения судом вопроса о виновности обвиняемых, взыскать в гражданско-правовом порядке ущерб, причинённый им противоправными действиями мошенников. Как взыскатели в исполнительных производствах, бывшие пайщики вправе получить свои деньги после реализации судебными приставами имущества Кооператива.

 

Так какой путь выбрать, чтобы получить желаемое – деньги, вложенные в Кооператив? Или пойти всеми сразу? Закон такого не запрещает. Именно поэтому пайщики готовы создать угрозу необоснованного обогащения, но получить свои деньги.

 

Эта ситуация возможна в нашей стране из-за не совмещения законодательства разных отраслей. Сам по себе закон о банкротстве является рамочным и регулирует весь спектр правоотношений, но в связке с Уголовным и Уголовно-процессуальным кодексами, становится не ясно какую норму применять. Конечно, Конституционный суд Российской федерации в начале 2012 года расставил приоритеты и разъяснил, что при наличии ареста имущества в условиях банкротства при возбуждении уголовного преследования в отношении руководства предприятия-банкрота нецелесообразно суду уголовной инстанции арест снять, а арбитражному управляющему — имущество продать и выплатить кредиторам деньги. Только забыл Конституционный суд нашей страны, что снятие ареста судом уголовной инстанции до вынесения приговора будет толковаться как не принятие мер к сохранности имущества для возможности обращения потерпевшими взысканий на него. Другими словами, заочно суд признает обвиняемых не виновными и не предоставит возможности потерпевшим возместить ущерб!

 

Может нужно не толковать закон, а вносить актуальные поправки в срезе действительности? Изменения в УК РФ и УПК РФ могут быть внесены только равноценным правовым актом, но никак не Определением Конституционного суда РФ, чья компетенция сводится к толкованию права, а не созданию новых правил и норм.

 

Допускаю возможность, что на первичных стадиях краха Кооператива пайщики обращались в суд общей юрисдикции и получали соответствующие решения суда о взыскании с ПК «ПС «Инвестор-98» причитающихся денег. Несли пайщики эти решения приставам и взыскивали последние деньги в рамках исполнительных производств. Конечно, я не забываю, что при начале процедуры банкротства все исполнительные производства прекращаются, а исполнительные листы передаются арбитражному управляющему. Также вступление в состав кредиторов банкрота является добровольным жестом, носит заявительный характер.

 

Так что делать бывшим пайщикам? Стоять на распутье между судами в надежде на возврат денег.

 

Алина Гончарова

Комментарии закрыты